Устройство «ядерной кнопки» раскрыл ветеран ракетных войск

Устройство «ядерной кнопки» раскрыл ветеран ракетных войск

В мире растет беспокойство по поводу возможности новой ядерной войны. Перестал действовать Договор с США по ракетам средней и меньшей дальности, теперь Штаты заявляют, что не хотят продлевать Договор СНВ-3, который закончится в 2021-. Что же потом? Ветеран Ракетных войск стратегического назначения, член президиума «Офицеров России» Юрий Чмутин ответил на вопросы о том, какова опасность «случайного пуска» в подобной ситуации.

Устройство «ядерной кнопки» раскрыл ветеран ракетных войск

фото: en.wikipedia.org

— Юрий Петрович, если прекратит действовать СНВ-3, останутся между Россией и США хоть какие-то соглашения по контролю за ядерным оружием?

— Нет, не останется больше ни одного юридически обязывающего документа, который бы сдерживал гонку ракетно-ядерных вооружений.

— И что же нас тогда ждет?

— Ждет не только нас или американцев. Напомню, ядерное оружие сегодня есть также у Франции, Великобритании, Китая, Индии, Пакистана. Еще несколько стран хотели бы им обладать. Например, Северная Корея, Иран. Американские ядерные заряды, кстати, располагаются и за пределами США, например, в Германии, Великобритании, Турции. Так вот, весь мир ждет то, что он останется один на один с ядерным оружием, которое будет вне правового пространства.

Контроля не будет. Любой договор — это, прежде всего, открытость. Двусторонние соглашения предусматривают обязательства сторон не совершать определенных действий. Если этого не будет, может появиться соблазн использовать ядерный фактор.

Как все будет развиваться — сказать трудно. Напряженность в мире нарастает, и не только политическая. Она связана и с региональными вызовами, с ростом безработицы и нищеты, поляризацией в обществе, многими другими факторами.

В этих условиях важен здравый смысл. К сожалению, пока мы не видим ни рационализма, ни стремления к сохранению мира у наших заокеанских партнеров.

— Если контроль ослабнет, может произойти случайность, которая приведет к ядерной войне?

— Если брать техническую сторону, то, поверьте мне, в этом вопросе безопасность обеспечивается достаточно эффективно. Система боевого управления ракетными войсками как у нас в стране, так и за рубежом, исключает возможность каких-либо несанкционированных действий.

— Может к случайному запуску ракеты привести, например, стихийное бедствие? У нас в Сибири есть ракетные шахты, а там прошлым летом вон какие пожары бушевали.

— Могу и вас, и многомиллионную аудиторию ваших читателей успокоить: на подобные случаи в Ракетных войсках стратегического назначения предусмотрена многоуровневая защита. Специальная система обеспечивает весь комплекс защиты от любых несанкционированных действий.

Другое дело — технокатастрофа, в том числе на ядерном объекте. Примером тому служит Чернобыль, где энергоблок развалился, и в атмосферу попали огромные объемы радиоактивной пыли. Такое исключить полностью мы не можем. Но пусковые ракетные установки — это совершенно другое дело. Там работающих реакторов нет.

— А линии передачи команд надежно защищены от хакерских атак? Могут хакеры, например, вмешаться в каналы связи и отдать приказ на запуск ракет?

— На запуск — нет. Никто из посторонних не имеет доступа и не сможет подобрать ключ-шифр.

— Что это такое?

— Пуск стратегических ракет происходит по команде. Команда у нас, ракетчиков, называется ключ-шифр. Это очень сложная система кодов. Есть несколько дублирующих каналов, они дополняют друг друга при поступлении команды на пуск ракет.

— Кто у нас принимает решение о нанесении ядерного удара?

— Верховный Главнокомандующий — президент России.

— Кому он отдает приказ?

— Главкому Ракетных войск стратегического назначения, а тот передает команду подчиненным.

— И как она доводится до ракетчиков?

— Вы у меня сейчас всю систему управления выспросите (смеется). Доводятся команды по аппаратуре. Есть специальная аппаратура — автоматизированная система боевого управления АСБУ. По ней и передаются все сигналы. Еще есть телефонный способ. Способов передачи много. Есть целый комплекс, дублирующий команды. Но основной канал — это автоматизированная система передачи команд, потому что очень важен фактор времени.

— Что за фактор времени?

— Фактор времени — это тот временной интервал, который исчисляется малым количеством минут, а то и секундами, и который проходит от принятия решения на нанесение удара до получения приказа и выполнения операции на пуск ракеты. Чем больше будут снижаться временные параметры, тем оружие более эффективно.

— А если у военнослужащего, который следит за командами, на дежурстве случится внезапное помешательство? Может такой «нажать на кнопку»?

— Не может. Потому что система управления предполагает четкое строгое централизованное выполнение приказов и команд по цепочке. Условно говоря, если не пройден один этап — на другой не перескочишь. Это не стрелковый полк или дивизия, где солдат или офицер имеют личное оружие и действуют в бою самостоятельно. Ракеты — это оружие коллективное. Большая разница. Даже в авиации самолет принадлежит летчику, и летчик может что-то накуролесить. И был факт, когда новейший наш самолет МиГ-25 летчик угнал и посадил в Японии, а потом передал американцам. В Ракетных войсках стратегического назначения все это исключено.

— Да, но есть еще стратегические бомбардировщики — вы сами упомянули авиацию, а также Военно-морской флот с его подводными атомными ракетоносцами…

— Независимо от носителей ядерных боеголовок, система управления стратегическим оружием везде фактически одинакова, она исключает несанкционированный пуск.

— Предупреждают ли ядерные державы друг друга об учебных пусках?

— Обязательно предупреждают о любых подобных действиях. Есть такая договоренность. И есть конвенция, утвержденная ООН, которая обязывает информировать не только о пусках ракет, но и о ядерных испытаниях, которые в России давно не проводятся, обязательно извещать все ядерные державы и страны, входящие в ООН.

— То есть учебный пуск баллистической ракеты никогда не примут за ядерную атаку и не ударят в ответ?

— Утаить пуск баллистической ракеты невозможно. У нас и у наших противников есть орбитальные группировки спутников наблюдения. Спутники с околоземных орбит отслеживают состояние космического пространства, а также пуски тяжелых ракет наземного и морского базирования.

Если происходит пуск любой ракеты — шахтный ли это вариант, или наземный, как например, «Ярс», спутники сразу дают сигнал на свои командные пункты управления о том, что в такой то точке такой то страны произведен пуск.

Так что, ядерная война не может начаться случайно, по ошибке. Фактор случайности здесь полностью отсутствует. Главное, чтобы политики, имеющие доступ к «кнопке», никогда не забывали о своей огромной личной ответственности.

Источник

0
Share:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *